Олег (piromancer) wrote,
Олег
piromancer

Я не потонул в грязи на огромных пространствах, перепаханных «Уралами», бигфутами и тракторами, которые сами встревали там намертво; я купался и отмывался в стиральных машинках «Истра» и «Воря-автомат», при том в последней — не сходя с моста; я, стоя босиком, выдержал удар молнии, попавшей в дерево в десяти метрах от нашего лагеря; помогал вытаскивать «Уазик» со сломанным дифференциалом, завязших единственной оставшейся парой ведущих колес в грязи; я умудрился практически не замочить штативную голову, неся ее около километра под сильным ливнем; я победил муравьев, оккупировавших мой кофр и истребил сотни насекомых, покушавшихся на меня; я босиком по многу раз в день преодолевал расстояние от Солнца до Земли, проходя мимо Луны, Марса и Урана, изредка заглядывая на Сатурн; я снимал хороших музыкантов, странных музыкантов, непонятных музыкантов и Силю, при том, когда я слезал со сцены, завершив съемку последнего, один из его поклонников подарил мне банку пива со словами «Спасибо за продвижение!»; я снимал обрушившийся мост с берега и разваливающуюся сцену, стоя прямо на ней, оставаясь в эфире, пока не отключили генератор... Я пережил Пустые Холмы 2009!



Наверное, мы не с проста обратили внимание на этот лозунг, проезжая мимо в кузове «Урала». Буквально повсюду требовалось совершать невозможное, но при этом оставаться реалистами, иначе неминуемо провалишься в грязь по пояс.
Выгрузив все оборудование из кузова, мы отправились разбивать лагерь. Присоединившись к компании ребят, участвовавших в холмострое, мы расставили палатки. Место было выбрано между сценами «Солнце» и «Земля» — главными площадками фестиваля. Правда, на месте «Солнца» пока что стояла лишь табличка, и, как шутили строители, там состоится настоящий unplugged open-air: без электричества и вообще без сцены. К слову сказать, «Солнце» по замыслу организаторов должно было быть огромной фурой, кузов которой раскладывался бы в сцену со всем необходимым оборудованием. Из-за дождей фура не смогла добраться до места проведения фестиваля, поэтому сцену собрали из привезенных ферм, но роль главной концертной площадки «Солнцу» уже не светила. Несмотря на это какие-то ребята устроили на пустой сцене импровизированный концерт, собравший даже немного слушателей.
Но на следующее утро после приезда всего этого мы еще не знали. Поэтому по просьбе администрации переместились на другое место. В итоге место оказалось более удачным с точки зрения проведения съемок, поскольку роль главной площадки на себя взяла сцена «Земля», ближе к которой мы и оказались. Но первые два дня выступлений там не было — не успели привезти аппаратуру и генератор, поэтому концертная программа состояла из песен «Орландина» и «Маленький цифровой ревербератор» в исполнении звукорежиссера Славы, а также посещения и съемки сцены «Сатурн».
На дальней орбите играла регги питерская команда «Диапозитив». Кроме них в тот день никто из выступавших на этой сцене музыкантов не приехал, поэтому ребята играли несколько часов. Как сказал Слава, на исходе второго часа вокалист все-таки распелся, а еще через час почти охрип. Музыканты раза три сыграли всю свою программу... В то же время на сцене «Ковчег», она же «Адмирал Бинбоу», шестой час подряд играл Рома  В. П.Р. Впрочем, его репертуара и сил хватило бы и на десятичасовой сет.
Затем снова был дождь, грозы, после одной из которых оператора Мишу, также почувствовавшего босыми ногами электрический удар, можно было запросто напугать вспышкой фотоаппарата в темноте.
На следующий день наконец-то начались съемки. Но не успел линуксятник из нашего лагеря сфотографировать меня, стоящего в гентушной футболке рядом с группой бьющих в бубны шаманов, снова поднялся сильный ветер и начался ливень. Я остался на сцене с музыкантами, звукорежиссерами и техниками. Тут и настал момент требовать невозможного. От музыкантов — играть, несмотря ни на что, от техников и звукачей — спасать оборудование и натягивать упавший тент, от зрителей — посильно помогать. Я тоже пытался помогать по мере возможностей, продолжая снимать, а когда генератор отключили, и можно было прервать запись — в полную силу.
Кстати, такой атмосферы дружбы, взаимовыручки и поддержки я еще нигде не видел. Возможно свою лепту внесли приехавшие на фестиваль люди, большую часть которых составляли хиппи, растаманы и походники, но и общий дух фестиваля — дух волонтерства и всеобщей любви сыграл немаловажную роль. В последний день съемок все угощали всех разными ништяками: от трубок до конфет. Нас накормили какими-то сладкими шариками с изюмом, которые мы недружелюбно съели, не оставив Леше, как планировали заранее. Угостили нас и конфетами, при том меня, ковылявшего несколько раз поправлять статично поставленный кран — неоднократно. Самым знаменательным подарком, конечно, стала банка пива, о которой я уже писал.
Но вернемся к концертам. Поскольку многие музыканту не приехали, испугавшись погоды, либо не сумев добраться с инструментами от ближайшей асфальтовой дороги до места проведения фестиваля, отдуваться пришлось не только «Диапозитиву». Умка, вышедшая на сцену «Земля» сразу после закрепления тента, сначала просто общалась со зрителями, потом начала петь под аккомпанемент акустических гитар и барабанов, потому что необходимо было просушить генератор и залитую проводку. Как только опасность электрического удара миновала, Умка вновь вышла на сцену и спела еще, на сей раз при полной инструментальной поддержке своего Броневика.
Вечером или ночью (не помню, какой по счету — все время пребывания на Холмах как-то слилось в один миг) мы сидели у костра и слушали Пашу, немного перебравшего абсента. Даже не абсента, а чудовищного настоя на травах со вкусом и крепостью абсента, в малых дозах исцеляющего простуду, а в больших... В тот раз Паша прославился словами «А вы что, думаете, что дрова на деревьях растут?», «Когда поспал — тогда и завтра. А если мое завтра обгонит ваше — это ваши проблемы» и феерическим «Пойдем в Бинбоу!», куда он отправился лишь после третьего произнесения этой фразы. Первые два раза Паша возвращался с дровами и с каким-то парнем с не менее странной историей, как, впрочем, и все на ПХ.
Потом было еще обрушение моста, горящее пианино, объявление «срочно требуются волонтеры-медики», пение под гитару и барабаны, девушки, голые и одетые, с фотоаппаратами и камерами, а также с тигриными ушками... Море музыки и съемок, выныривания из второго в первое и приятное погружение обратно...
Дорога домой также прошла не без приключений. Проковыляв четыре километра по грязи мы добрались до стоянки, где у машины согласившегося подвезти нас Ильи сел аккумулятор. В очередной раз убедившись, что мир не без добрых людей, «с прикура» заведя машину и взяв голосовавшую на дороге девушку, мы отправились в Гагарин — ближайший город, откуда до Москвы можно добраться электричкой. Наверное, облако добра расползлось на 70 километров от Холмов, или в нас его заряд, но строгая кондукторша, охранявшая лестницу от безбилетников, пропустила нас, хотя оплатить проезд в кассе мы уже не успевали, а до следующей электрички до Москвы было более двух часов. Кондуктора в поезде тоже особо не зверствовали, а по приезде в Москву выяснилось, что Денис, с которым мы преодолели весь этот путь, и я — почти соседи.
Вот так и закончилось приключение, под названием «Пустые Холмы 2009».
P. S. Многие выкладывали фотографии грязи, а я попробую доказать, что человек видит то, что хочет. Вот подтверждение.


P.P.S. А еще очень обидно, что из-за погоды организаторам, просившим в этом клипе денег на фестиваль, придется неизвестно сколько времени расплачиваться с долгами...
Tags: видео, музыка, реальность, фото, хуячечная
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments